Взаимоуважение и бизнес-интерес — вещи не взаимоисключающие»

Алексей баранцев директор по инжинирингово-строительному бизнесу

Алексей Баранцев: «Инжиниринг промстроительства в России развивают выходцы из крупных промышленных холдингов»

На формирующемся российском рынке промышленного строительства и инжиниринга появился новый игрок. О начале оказания услуг внешним заказчикам заявил Инжинирингово-строительный дивизион (ИСД) ОК РУСАЛ, который объединяет в себе активы, позволяющие выполнять проекты полного цикла в области промышленного строительства. Подробнее о видах деятельности, планах развития и перспективах рынка промышленного строительства в России РБК рассказал директор ИСД ОК РУСАЛ Алексей Баранцев.

СТЕНОГРАММА
—Рынок строительства промышленных объектов в России находится на более ранней стадии развития, чем, скажем, рынок гражданского строительства. Чем это объясняется, на ваш взгляд?

Российский рынок строительства промышленных объектов достаточно молод — в стадию активного формирования он перешел примерно в начале 2000-х гг. При этом нужно помнить, что строительство новых промышленных объектов в нашей стране практически прекратилось после распада СССР (и до сих пор не вышло на советские темпы). В результате в значительной степени были утеряны технологии, навыки и компетенции в этой сфере. В этих условиях крупнейшие представители промышленности были вынуждены сами растить инжиниринговый потенциал.

Накопив достаточный опыт в сфере инжиниринга, промышленники получили возможность вывести это направление деятельности за пределы компаний, и сегодня именно такие «выходцы» формируют основу российского рынка промышленного строительства и управления проектами. Они обладают всеми компетенциями, технологической базой, опытом выполненных проектов и используют международные стандарты инжиниринга. Самое главное — они уже не боятся больших строек.

—В связи с чем в РУСАЛе было принято решение вывести инжиниринговый бизнес на внешний рынок? И почему именно сейчас?

ИСД РУСАЛа уже работает на внешнем рынке – в частности, мы активно выполняем проекты по строительству и реконструкции объектов электроэнергетики, в том числе ведем строительство высоковольтных линий электропередач.
Что касается самого решения, то рано или поздно это должно было произойти. РУСАЛ создал собственное инжиниринговое подразделение еще в 2005г. А уже в 2007г. общий объем его инвестиционных проектов превысил 3 млрд долл.
За это время был накоплен необходимый опыт работы в сфере промышленного строительства, производства и обслуживания промышленного оборудования: разработана собственная и внедрены типовые международные методологии управления проектами промстроительства «под ключ», сформирована инженерно-техническая база, созданы собственные центры по производству основного технологического оборудования.
На сегодняшний день нами выполнено уже несколько десятков масштабных (300-600 млн долл.) проектов модернизации и расширения производства практически на всех предприятиях ОК РУСАЛ. Обладая таким опытом, мы видим большой потенциал для развития на российском рынке промышленного строительства. И именно сейчас сложились подходящие условия для нашего выхода на внешний рынок – алюминиевая отрасль в данный момент не нуждается в активном строительстве новых мощностей. РУСАЛ оптимизирует собственное производство – приостанавливает малоэффективные предприятия и модернизирует наиболее прибыльные. Дивизион тем временем может использовать свои ресурсы для выполнения внешних проектов.

—Что представляет собой Инжинирингово-строительный дивизион РУСАЛа на сегодняшний день?

В структуру дивизиона входят подразделения по новому промышленному и гражданскому строительству, модернизации действующих предприятий, а также по производству, монтажу и ремонту промышленного оборудования. Разработку проектной документации (концептуальное, банковское и детальное ТЭО, а также рабочую документацию), новых технологий и в целом НИОКР осуществляют проектные институты, входящие в РУСАЛ – ВАМИ, СибВАМИ и др.
Таким образом, инжинирингово-строительный дивизион РУСАЛа имеет возможность осуществлять управление проектом строительства на всех стадия выполнения проекта – от разработки концептуального ТЭО до пуска объекта в эксплуатацию.
Общая численность персонала дивизиона на данный момент превышает 16 500 человек. На территории России и СНГ мы имеем 17 филиалов.

—В каких сферах промышленного строительства у вас есть опыт работы? Существует ли какая-либо уникальная специализация, в которой вы обладаете наибольшими компетенциями?

Мы имеем опыт модернизации действующих и строительства новых предприятий в металлургической и энергетической отраслях, а также в области строительства инфраструктурных объектов. Например, для обеспечения сотрудников заводов РУСАЛа жильем мы выполнили целый ряд проектов в области гражданского строительства.
Безусловно, наибольшими компетенциями мы обладаем в сфере строительства металлургических предприятий, а также оснащения их необходимым оборудованием. Однако инженерные ресурсы, производственная и сервисная база, которыми мы располагаем на данный момент, позволяют нам выполнять проекты и в других отраслях.
Мы тесно сотрудничаем с крупнейшими инжиниринговыми компаниями мира, среди которых Bechtel International, Inc., Hatch, Worley Parsons, SNC-Lavalin, Haskoning Nederland B.V, SRK Consulting (UK) Ltd. Это позволяет нам применять в своих проектах мировые инжиниринговые практики в области промстроительства.

—Расскажите подробнее об уже выполненных проектах.

Если говорить об уже упомянутых проектах, то в первую очередь необходимо отметить Хакасский алюминиевый завод, который стал первым предприятием по производству алюминия, построенным в России после 20-летнего перерыва. Предприятие работает по технологии обожженных анодов — самой современной на сегодня в мире технологии производства алюминия. В основном производственном цехе (электролиза) установлено 336 электролизеров РА-300, разработанных собственным инженерно-технологическим центром РУСАЛа. Для строительства ХАЗа потребовалось лишь два года, что для сооружения мощностей подобного уровня является рекордно коротким сроком.
На ИркАЗе нами была введена в строй пятая серия электролиза мощностью 166 000 т первичного алюминия в год. В основу производства также положена технология обожженных анодов. Там же была установлена система сухой газоочистки, которая позволяет на 99,5% улавливать фтористые соединения и электролизную пыль. В рамках проекта создана система замкнутого водооборота. В комплекс входят также кремниево-преобразовательная подстанция, анодно-монтажное отделение и объекты инфраструктуры.

—Какие проекты вы реализуете в данный момент?

Помимо постоянных проектов модернизации и технического перевооружения, мы ведем строительство двух крупных предприятий – Богучанского и Тайшетского алюминиевых заводов.
БоАЗ вместе с Богучанской гидроэлектростанцией образуют единый энергометаллургический комплекс (проект БЭМО), при этом завод станет крупнейшим потребителем энергии, вырабатываемой на БоГЭС. БоАЗ строится примерно в 250 км от БоГЭС в поселке Таежный Красноярского края и соединен с ней линией электропередач ЛЭП-500.
Строительная площадка БоАЗа занимает территорию более 230 га, на ней расположено 52 объекта основного и вспомогательного производства, включая, например, четыре корпуса электролиза протяженностью 1,2 км каждый. В рамках управления данным проектом мы взаимодействуем с 46 подрядными организациями, в проекте задействованы 1440 человек и 262 единицы техники.
Мощность БоАЗа составляет 588 000 т алюминия в год. В середине следующего года планируется запуск первой очереди производства.
Тайшетский алюминиевый завод — еще более крупный проект, проектная мощность предприятия составляет 750 000 т алюминия в год. Его отличительной особенностью является дополнительный производственный комплекс по выпуску обожженных анодов мощностью 870 000 т в год, которое должно снабжать как сам ТАЗ, так и другие сибирские алюминиевые заводы РУСАЛа анодными блоками.

Читать статью Статья 14. Поддержка субъектов малого и среднего предпринимательства органами государственной власти и органами местного самоуправления, а также корпорацией развития малого и среднего предпринимательства, ее дочерними обществами

—В каких сегментах промышленного строительства вы планируете развиваться?

В первую очередь нас интересуют металлургический комплекс, машиностроение, энергетика, а также строительство объектов инфраструктуры.

—В каких регионах вы планируете развивать бизнес?

В первую очередь это Сибирь и Урал, где ведется строительство большинства крупных промышленных объектов в России и где сосредоточены наши основные активы (производственные базы и ремонтные площадки). Однако имеющиеся ресурсы и логистика позволяют нам выполнять проекты в любой части страны.

—Какие функции вы готовы осуществлять в процессе строительства (технический заказчик, генеральный подрядчик, генеральный проектировщик, экспертиза, поставщик оборудования, строительный контроль)?

Как я уже сказал выше, мы можем войти в проект на любой стадии и в любой роли. Помимо генерального подряда и управления проектом строительства, мы, например, имеем возможность оказать заказчику помощь в выборе поставщика оборудования, его доставке, монтажу, пуско-наладке, ремонту и даже локализации. У нас есть опыт работы с такими производителями промышленного оборудования, как NKM Noel, ALSTOM Grid, Henkon, Storvik, Lefebvre и др., длительные партнерские отношения с производителями оборудования и материалов в России, а также компетенции по поставкам материалов из США, Европы, Китая.

—Готовы ли вы работать с контрактами на условиях EPC/EPCM?

Безусловно. Как я уже рассказал выше, у нас есть все ресурсы для комплексного управления EPCM-проектами. Более того, мы активно используем EPCM-подход в рамках проектов внутри РУСАЛа.
При этом все процессы в рамках проекта мы организуем на основе инструментов Toyota Production System. Мы описали все наши процессы и теперь постоянно совершенствуем их с целью сокращения временных и финансовых затрат, что в конечном счете позволяет нам добиться не только выполнения проекта в срок, что, безусловно, важно для заказчика, но и достичь максимального снижения себестоимости. Большая часть процессов в результате такой работы стандартизирована.

—Вы отметили, что ИСД осуществляет изготовление и обслуживание промышленного оборудования на предприятиях РУСАЛа. Планируете ли вы оказывать соответствующие услуги внешним клиентам?

Да, конечно. У нас есть собственная производственная база оборудования и материалов. Мы имеем возможность привлекать ведущих западных партнеров производителей оборудования для организации совместных предприятий и/или использования их технологий с целью достижения низкой стоимости производимой продукции.
В дивизионе имеются специалисты высокой квалификации, в том числе по обслуживанию гидро- и пневмосистем, электромонтеры, станочники широкого профиля, электрогазосварщики, инженеры-электронщики с навыками разработки программного обеспечения и т.д. При этом наш персонал постоянно проходит обучение по обслуживанию и ремонту технологического оборудования, а также по методикам диагностики и оценкам рисков, связанных с неплановыми остановками оборудования.
Кроме того, мы обладаем по-настоящему глубокими наработками в области управления ремонта оборудования на предприятии и достижения максимальных показателей его работоспособности. Если у заказчика стоит задача снижения уровня отказов оборудования и повышения коэффициента технической готовности, мы готовы провести экспертизу, можем поделиться своими методиками или взять управление ремонтами на аутсорсинг.
Кроме того, дивизион обладает собственными производственными базами, том числе литейными, способными изготавливать широкий спектр промышленного оборудования из большой номенклатуры специальных сплавов сталей и чугунов, включая уникальные марки. У нас есть компетенции в области проектирования нестандартного внутрицехового напольного транспорта, выполняющего многофункциональные технологические операции. При этом мы осуществляем полный жизненный цикл — от разработки до эксплуатации таких машин.

Читать статью  Состоялся визит министра образования Оренбургской области на ЮАЗ

Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!

Новости&nbsprss

Алексей Баранцев: «Инжиниринг промстроительства в России развивают выходцы из крупных промышленных холдингов»

Интервью с директором инжинирингово-строительного дивизиона ОК РУСАЛ А.Баранцевым

На формирующемся российском рынке промышленного строительства и инжиниринга появился новый игрок. О начале оказания услуг внешним заказчикам заявил Инжинирингово-строительный дивизион (ИСД) ОК РУСАЛ, который объединяет в себе активы, позволяющие выполнять проекты полного цикла в области промышленного строительства. Подробнее о видах деятельности, планах развития и перспективах рынка промышленного строительства в России РБК рассказал директор ИСД ОК РУСАЛ Алексей Баранцев.

— Рынок строительства промышленных объектов в России находится на более ранней стадии развития, чем, скажем, рынок гражданского строительства. Чем это объясняется, на ваш взгляд?

Российский рынок строительства промышленных объектов достаточно молод — в стадию активного формирования он перешел примерно в начале 2000-х гг. При этом нужно помнить, что строительство новых промышленных объектов в нашей стране практически прекратилось после распада СССР (и до сих пор не вышло на советские темпы). В результате в значительной степени были утеряны технологии, навыки и компетенции в этой сфере. В этих условиях крупнейшие представители промышленности были вынуждены сами растить инжиниринговый потенциал.
Накопив достаточный опыт в сфере инжиниринга, промышленники получили возможность вывести это направление деятельности за пределы компаний, и сегодня именно такие «выходцы» формируют основу российского рынка промышленного строительства и управления проектами. Они обладают всеми компетенциями, технологической базой, опытом выполненных проектов и используют международные стандарты инжиниринга. Самое главное — они уже не боятся больших строек.

— В связи с чем в РУСАЛе было принято решение вывести инжиниринговый бизнес на внешний рынок? И почему именно сейчас?

ИСД РУСАЛа уже работает на внешнем рынке – в частности, мы активно выполняем проекты по строительству и реконструкции объектов электроэнергетики, в том числе ведем строительство высоковольтных линий электропередач.
Что касается самого решения, то рано или поздно это должно было произойти. РУСАЛ создал собственное инжиниринговое подразделение еще в 2005г. А уже в 2007г. общий объем его инвестиционных проектов превысил 3 млрд долл.
За это время был накоплен необходимый опыт работы в сфере промышленного строительства, производства и обслуживания промышленного оборудования: разработана собственная и внедрены типовые международные методологии управления проектами промстроительства «под ключ», сформирована инженерно-техническая база, созданы собственные центры по производству основного технологического оборудования.
На сегодняшний день нами выполнено уже несколько десятков масштабных (300-600 млн долл.) проектов модернизации и расширения производства практически на всех предприятиях ОК РУСАЛ. Обладая таким опытом, мы видим большой потенциал для развития на российском рынке промышленного строительства. И именно сейчас сложились подходящие условия для нашего выхода на внешний рынок – алюминиевая отрасль в данный момент не нуждается в активном строительстве новых мощностей. РУСАЛ оптимизирует собственное производство – приостанавливает малоэффективные предприятия и модернизирует наиболее прибыльные. Дивизион тем временем может использовать свои ресурсы для выполнения внешних проектов.

— Что представляет собой Инжинирингово-строительный дивизион РУСАЛа на сегодняшний день?

В структуру дивизиона входят подразделения по новому промышленному и гражданскому строительству, модернизации действующих предприятий, а также по производству, монтажу и ремонту промышленного оборудования. Разработку проектной документации (концептуальное, банковское и детальное ТЭО, а также рабочую документацию), новых технологий и в целом НИОКР осуществляют проектные институты, входящие в РУСАЛ – ВАМИ, СибВАМИ и др.
Таким образом, инжинирингово-строительный дивизион РУСАЛа имеет возможность осуществлять управление проектом строительства на всех стадия выполнения проекта – от разработки концептуального ТЭО до пуска объекта в эксплуатацию.
Общая численность персонала дивизиона на данный момент превышает 16 500 человек. На территории России и СНГ мы имеем 17 филиалов.

Читать статью Основные источники финансирования бизнеса

— В каких сферах промышленного строительства у вас есть опыт работы? Существует ли какая-либо уникальная специализация, в которой вы обладаете наибольшими компетенциями?

Мы имеем опыт модернизации действующих и строительства новых предприятий в металлургической и энергетической отраслях, а также в области строительства инфраструктурных объектов. Например, для обеспечения сотрудников заводов РУСАЛа жильем мы выполнили целый ряд проектов в области гражданского строительства.
Безусловно, наибольшими компетенциями мы обладаем в сфере строительства металлургических предприятий, а также оснащения их необходимым оборудованием. Однако инженерные ресурсы, производственная и сервисная база, которыми мы располагаем на данный момент, позволяют нам выполнять проекты и в других отраслях.
Мы тесно сотрудничаем с крупнейшими инжиниринговыми компаниями мира, среди которых Bechtel International, Inc., Hatch, Worley Parsons, SNC-Lavalin, Haskoning Nederland B.V, SRK Consulting (UK) Ltd. Это позволяет нам применять в своих проектах мировые инжиниринговые практики в области промстроительства.

— Расскажите подробнее об уже выполненных проектах.

Если говорить об уже упомянутых проектах, то в первую очередь необходимо отметить Хакасский алюминиевый завод, который стал первым предприятием по производству алюминия, построенным в России после 20-летнего перерыва. Предприятие работает по технологии обожженных анодов — самой современной на сегодня в мире технологии производства алюминия. В основном производственном цехе (электролиза) установлено 336 электролизеров РА-300, разработанных собственным инженерно-технологическим центром РУСАЛа. Для строительства ХАЗа потребовалось лишь два года, что для сооружения мощностей подобного уровня является рекордно коротким сроком.
На ИркАЗе нами была введена в строй пятая серия электролиза мощностью 166 000 т первичного алюминия в год. В основу производства также положена технология обожженных анодов. Там же была установлена система сухой газоочистки, которая позволяет на 99,5% улавливать фтористые соединения и электролизную пыль. В рамках проекта создана система замкнутого водооборота. В комплекс входят также кремниево-преобразовательная подстанция, анодно-монтажное отделение и объекты инфраструктуры.

— Какие проекты вы реализуете в данный момент?

Помимо постоянных проектов модернизации и технического перевооружения, мы ведем строительство двух крупных предприятий – Богучанского и Тайшетского алюминиевых заводов.
БоАЗ вместе с Богучанской гидроэлектростанцией образуют единый энергометаллургический комплекс (проект БЭМО), при этом завод станет крупнейшим потребителем энергии, вырабатываемой на БоГЭС. БоАЗ строится примерно в 250 км от БоГЭС в поселке Таежный Красноярского края и соединен с ней линией электропередач ЛЭП-500.
Строительная площадка БоАЗа занимает территорию более 230 га, на ней расположено 52 объекта основного и вспомогательного производства, включая, например, четыре корпуса электролиза протяженностью 1,2 км каждый. В рамках управления данным проектом мы взаимодействуем с 46 подрядными организациями, в проекте задействованы 1440 человек и 262 единицы техники.
Мощность БоАЗа составляет 588 000 т алюминия в год. В середине следующего года планируется запуск первой очереди производства.
Тайшетский алюминиевый завод — еще более крупный проект, проектная мощность предприятия составляет 750 000 т алюминия в год. Его отличительной особенностью является дополнительный производственный комплекс по выпуску обожженных анодов мощностью 870 000 т в год, которое должно снабжать как сам ТАЗ, так и другие сибирские алюминиевые заводы РУСАЛа анодными блоками.

— В каких сегментах промышленного строительства вы планируете развиваться?

В первую очередь нас интересуют металлургический комплекс, машиностроение, энергетика, а также строительство объектов инфраструктуры.

— В каких регионах вы планируете развивать бизнес?

В первую очередь это Сибирь и Урал, где ведется строительство большинства крупных промышленных объектов в России и где сосредоточены наши основные активы (производственные базы и ремонтные площадки). Однако имеющиеся ресурсы и логистика позволяют нам выполнять проекты в любой части страны.

— Какие функции вы готовы осуществлять в процессе строительства (технический заказчик, генеральный подрядчик, генеральный проектировщик, экспертиза, поставщик оборудования, строительный контроль)?

Как я уже сказал выше, мы можем войти в проект на любой стадии и в любой роли. Помимо генерального подряда и управления проектом строительства, мы, например, имеем возможность оказать заказчику помощь в выборе поставщика оборудования, его доставке, монтажу, пуско-наладке, ремонту и даже локализации. У нас есть опыт работы с такими производителями промышленного оборудования, как NKM Noel, ALSTOM Grid, Henkon, Storvik, Lefebvre и др., длительные партнерские отношения с производителями оборудования и материалов в России, а также компетенции по поставкам материалов из США, Европы, Китая.

— Готовы ли вы работать с контрактами на условиях EPC/EPCM?

Безусловно. Как я уже рассказал выше, у нас есть все ресурсы для комплексного управления EPCM-проектами. Более того, мы активно используем EPCM-подход в рамках проектов внутри РУСАЛа.
При этом все процессы в рамках проекта мы организуем на основе инструментов Toyota Production System. Мы описали все наши процессы и теперь постоянно совершенствуем их с целью сокращения временных и финансовых затрат, что в конечном счете позволяет нам добиться не только выполнения проекта в срок, что, безусловно, важно для заказчика, но и достичь максимального снижения себестоимости. Большая часть процессов в результате такой работы стандартизирована.

— Вы отметили, что ИСД осуществляет изготовление и обслуживание промышленного оборудования на предприятиях РУСАЛа. Планируете ли вы оказывать соответствующие услуги внешним клиентам?

Да, конечно. У нас есть собственная производственная база оборудования и материалов. Мы имеем возможность привлекать ведущих западных партнеров производителей оборудования для организации совместных предприятий и/или использования их технологий с целью достижения низкой стоимости производимой продукции.
В дивизионе имеются специалисты высокой квалификации, в том числе по обслуживанию гидро- и пневмосистем, электромонтеры, станочники широкого профиля, электрогазосварщики, инженеры-электронщики с навыками разработки программного обеспечения и т.д. При этом наш персонал постоянно проходит обучение по обслуживанию и ремонту технологического оборудования, а также по методикам диагностики и оценкам рисков, связанных с неплановыми остановками оборудования.
Кроме того, мы обладаем по-настоящему глубокими наработками в области управления ремонта оборудования на предприятии и достижения максимальных показателей его работоспособности. Если у заказчика стоит задача снижения уровня отказов оборудования и повышения коэффициента технической готовности, мы готовы провести экспертизу, можем поделиться своими методиками или взять управление ремонтами на аутсорсинг.
Кроме того, дивизион обладает собственными производственными базами, том числе литейными, способными изготавливать широкий спектр промышленного оборудования из большой номенклатуры специальных сплавов сталей и чугунов, включая уникальные марки. У нас есть компетенции в области проектирования нестандартного внутрицехового напольного транспорта, выполняющего многофункциональные технологические операции. При этом мы осуществляем полный жизненный цикл — от разработки до эксплуатации таких машин.

Читать статью  Умные инвестиции для увеличения пассивного дохода: тенденции и стратегии

Эффективность собственной персоной

История циклична. Проблемы и задачи, которые стоят перед современными менеджерами, уже решал кто-то в прошлом, и его опыт перенимали, включали в учеб­ники. «СР» подобрала пять таких персон.

Читать статью Как создать с нуля прибыльный бизнес, изготавливая наполнитель для кошачьего туалета

Дэвид Паккард
Сооснователь Hewlett-Packard (1912 – 1996)
Концепцию управления компа­нии в Кремниевой долине про­звали «Путь HP». Компания пер­вой ввела медстраховку для персонала, гибкий режим ра­бочего дня, делилась прибылью с сотрудниками — неслыханные вещи для 1950-х. Кроме того, управленческая философия пре­доставляла руководителям всех уровней свободу планирования и принятия решений.
Хотя у HP было два основа­теля — Уильям Хьюлетт и Дэ­вид Паккард, авторство «Пути HP» приписывают Паккарду — по крайней мере, именно он вы­пустил книгу под таким назва­нием, популяризировал метод management by walking around («Управлять, прогуливаясь там и сям») и оборудовал себе ра­бочее место в комнате инжене­ров, а не в кабинете с мебелью из красного дерева. Основное преимущество management by walking around гуру менеджмен­та Эдвард Деминг сформулиро­вал так: «Если вы ждете, когда к вам придут люди, вы узнае­те только о мелких проблемах. Серьезные проблемы там, где люди о них и не подозревают. Вы должны пойти и выявить их сами». Паккард настаивал, что­бы руководители поддерживали контакт с рядовыми служащими. Сотрудники называли владельца HP Дейвом, для них он был «од­ним из банды».
Корпоративная культура HP стала одним из ее конкурент­ных преимуществ. Чуткость к потребностям сотрудников, предоставление возможности проявить творчество в реше­нии технических и бизнес-про­блем сделало HP одной из самых успешных компаний в истории американской индустрии. Мно­гие практики «Пути HP» копиро­вались корпорациями США.

Джек Уэлч
Гендиректор General Electric, ро­дился в 1935 году
Джек Уэлч превыше всего ста­вил интересы акционеров. Он был убежден: компания дол­жна быть номером один или два, в противном случае ей нет ме­ста на рынке. Его главным биз­нес-методом было «улучшать, продавать или закрывать», суть которого в отказе от медлен­но растущих направлений с низ­кой прибыльностью и использо­вании высвобожденных средств для развития направлений с вы­сокой прибыльностью либо воз­можностями быстрого роста.

Люди, работавшие на произ­водствах, которые было реше­но улучшать, воодушевились. Совсем другие чувства испы­тали те, чьи предприятия нуж­но было «продать или закрыть». В 1985 году в GE работало на 30 % меньше сотрудников, чем в 1980-м. За оптимизацию в GE Уэлч получил прозвище Нейтрон­ный Джек. При всем при этом миллионы долларов выделялись на непроизводственные расхо­ды: строительство фитнес-клуба, гостевого дома, конференц-за­ла и т. п. «Без сокращений и до­полнительной инфраструктуры мы не сможем нанимать и удер­живать лучших сотрудников», — аргументировал свои действия Джек Уэлч. За 20 лет он превра­тил GE в конгломерат стоимо­стью 140 млрд долларов (сей­час капитализация GE почти вдвое выше). В 1999 году журнал Fortune назвал Уэлча менедже­ром столетия.

ДЖЕК УЭЛЧ О GE 1980‑Х ГОДОВ: «НИКТО НЕ ЗАМЕЧАЛ НАДВИГАЮЩЕГОСЯ КРИЗИСА. GE БЫЛА НАЦИОНАЛЬНЫМ КУМИ­РОМ, 10Й КОРПОРАЦИЕЙ В США ПО ВЕЛИЧИНЕ И РЫНОЧНОЙ КАПИТАЛИ­ЗАЦИИ. НО УЖЕ МНО­ГО ЛЕТ НАМ НА ПЯТКИ НАСТУПАЛИ АЗИАТ­СКИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛИ, ОТХВАТЫВАЯ ОТРАСЛЬ ЗА ОТРАСЛЬЮ»

Игорь Курчатов
Научный руководитель атомно­го проекта (1903–1960)
Про заслуги Курчатова нашим читателям рассказывать не надо. Сосредоточимся на менеджер­ских качествах. И современники, и биографы выделяли его исклю­чительные организаторские спо­собности, увлеченность и целе­устремленность, поразительную работоспособность. Все это соче­талось с высочайшей ответствен­ностью и доброжелательным от­ношением к коллегам.
В 1954 году проходило избра­ние нового президента АН СССР, среди претендентов был и Курча­тов. Наркомат госбезопасности представил на него такую харак­теристику: «Обладает больши­ми организаторскими способно­стями, энергичен. По характеру человек скрытный, осторожный, хитрый и большой дипломат».
Курчатов владел навыками, о которых пишут в современных учебниках менеджмента. На­пример, он осознавал громадное значение искусства презентации. Членкор РАН Виктор Сидорен­ко вспоминает разговор с Кур­чатовым в преддверии Женев­ской конференции, на которой советские ученые собирались представить реактор МР, амери­канские — MTR (цитата по «Ком­сомольской правде»). «Наш МР с графитовым замедлителем выглядел несколько старомод­ным… Пригласив меня в каби­нет, И. В. сформулировал задачу в своем духе: «Ты читал оба до­клада и видишь выигрышность американского реактора. Нужно выявить и подчеркнуть достоин­ства нашей конструкции».
По всей видимости, manage­ment by walking можно смело ставить в один ряд с лампочкой, радио и другими вещами, при­думанными примерно в одно и то же время у нас и на Запа­де. Курчатов действительно про­гуливался там и сям, общался с сотрудниками. Встречи с ха­ризматичным руководителем вдохновляли всех.

Макар Мазай
Сталевар-новатор (1910–1941)
В 1930 году поступил чернора­бочим на Мариупольский ме­таллургический завод. Учился в кружке ликбеза, потом окончил заочные курсы сталеваров при Днепропетровском горном ин­ституте. Был завсегдатаем техни­ческой библиотеки завода. Чем больше Мазай узнавал о сталева­рении, тем явственнее видел, как производственный процесс мож­но улучшить. В то время техноло­гия позволяла получить за одну плавку до 3 т металла с 1 м2 мар­теновской печи, но и 1,5 т счита­лись неплохим результатом (дан­ные по книге Сергея Бунтовского «История Донбасса. От первых людей до современности»). Ма­кар Мазай предложил углубить ванну печи и поднять высоту свода, чтобы засыпать больше шихты. Одну печь перестроили по чертежам Мазая — директор завода, главный инженер, на­чальник мартеновского цеха по­шли на технический риск, взяли на себя организационные вопро­сы и контролировали процесс. Пробная плавка дала более 30 т стали с 1 м2 — мировой рекорд.
В 1941 году в Мариуполь во­шли фашисты, и Мазай был рас­стрелян за отказ сотрудничать с оккупантами.

Алексей Баранцев
Директор по инжиниринго­во-строительному бизнесу «Русала», родился в 1959 году
Алексей Баранцев — один из пионеров бережливого про­изводства в России. До 2000 года делал карьеру в алюминие­вой индустрии. Был руководи­телем Красноярского, затем Братского алюминиевого заво­да. А в 2002 году возглавил ГАЗ, где по его инициативе впервые в России была внедрена произ­водственная система.
С приходом Алексея Баранце­ва на предприятии началась ре­структуризация производства. Он жестко проводил полити­ку повышения качества продук­ции. С 2003 по 2008 год произ­водительность труда на заводе, по данным газеты «Ведомости», выросла почти в четыре раза. В 2004 году Баранцев вошел в де­сятку лучших менеджеров России (рейтинг Ассоциации менедже­ров РФ и ИД «Коммерсант»), за­няв в отраслевом рейтинге пер­вое место. Машиностроительный бизнес он покинул в 2008 году. На своем нынешнем посту Алек­сей Баранцев отвечает за повы­шение эффективности управле­ния ремонтной деятельностью на заводах «Русала», управление проектами строительства, мо­дернизацией и внедрением но­вых технологий. А ГАЗ сегодня — один из отечественных лидеров по автоматизации производ­ства: до 75 % на отдельных пло­щадках. На предприятиях группы задействовано более 600 про­мышленных роботов.

Похожие записи:

  1. Единый налог при упрощенной системе налогообложения (УСН)
  2. Экономическое содержание сущности разнообразных приемов, способов конкурентных действий компаний, составляющих тактику конкурентного поведения в среде бизнеса
  3. Оценка эффективности предпринимательской деятельности: основные подходы
  4. 11. Конфликтогены среди персонала

«Взаимоуважение и бизнес-интерес — вещи не взаимоисключающие»

Алексей Баранцев возглавил инжинирингово-строительный дивизион РУСАЛа пять лет назад. В зоне его ответственности разноплановые задачи — от строительства новых алюминиевых заводов до выпуска спецтехники для производственных нужд. Что такое принцип «Иди и смотри!» и как с его помощью можно решить любую производственную задачу — об этом и многом другом Алексей Баранцев рассказал в новом выпуске «Спецов», совместного проекта интернет-газеты Newslab.ru и РУСАЛа.

ВКонтакте 0
Одноклассники 0
WhatsApp 0
Поделиться 0

Алексей Баранцев возглавил инжинирингово-строительный дивизион РУСАЛа пять лет назад. В зоне его ответственности разноплановые задачи — от строительства новых алюминиевых заводов до выпуска спецтехники для производственных нужд. Что такое принцип «Иди и смотри!» и как с его помощью можно решить любую производственную задачу — об этом и многом другом Алексей Баранцев рассказал в новом выпуске «Спецов», совместного проекта интернет-газеты Newslab.ru и РУСАЛа.

Алексей Баранцев, директор инжинирингово-строительного дивизиона РУСАЛа

Инжинирингово-строительный дивизион (ИСД) — особое подразделение в РУСАЛе. В сфере компетенций дивизиона — строительство новых и модернизация действующих алюминиевых заводов, производство, монтаж, ремонт промышленного оборудования, разработка и выпуск собственной спецтехники, и даже возведение инфраструктурных объектов — от жилых домов до школ и детских садов. На счету ИСД — строительство Богучанского алюминиевого завода, среди крупных текущих проектов — возведение Тайшетского алюминиевого завода, в перспективах — сооружение глиноземного терминала в порту Ванино.

Директор дивизиона Алексей Баранцев уверен, что решение любой задачи складывается из двух слагаемых — выстроенных бизнес-процессов и правильно подобранной команды профессионалов.

«Каждый проект — как ребенок»

Алексей Георгиевич, на счету ИСД десятки реализованных проектов, каждый второй из них можно назвать амбициозным — будь то строительство БоАЗа или выпуск собственной спецтехники. Для вас лично, какой из проектов стал № 1?

Сделать выбор непросто — каждый проект, как ребенок; работа над каждой задачей — это свои трудности и свои победы, а потому каждая из них памятна и по-своему важна. Но, пожалуй, самым главным стал первый проект, реализованный ИСД под моим руководством — красноярский участок ошиновки, где производилось оборудование для Богучанского алюминиевого завода. Параллельно с производственной задачей стояла и серьезная управленческая задача — перестроить процесс, начиная от поступления сырья и заканчивая отгрузкой продукции, и выйти на максимальную эффективность на каждом из этапов.

Получилось? Задача глобальная — своего рода «авгиевы конюшни».

У нас были готовые инструменты и четкое понимание, что нужно делать. В основе всего бизнес-процессы — TPS (Toyota Production System — принципы «бережливого производства», созданные компанией «Тойота» — прим.ред.), ориентированные на устранение потерь на каждом из этапов. Первый шаг — это «зарисовка» производственного процесса и всех его составляющих: люди, машины, материалы и методы. И это невозможно сделать, сидя в мягком офисном кресле — только работа «в поле».

«Иди и смотри!» — один из моих главных управленческих принципов. Сколько метров шва сварщик варит за час? Сколько машин нам нужно, чтобы транспортировать заготовки для оборудования БоАЗа из Красноярска в Богучаны? И еще сотня подобного рода вопросов, ответы на которые мы с коллегами искали лично на каждой из производственных площадок.

Это того стоило?

Читать статью  Что юрлица не могут решить без нотариуса

Ответом будут объективные цифры: производительность на красноярском участке ошиновки выросла в 15 раз! И это притом, что продолжительность смены снизилась — с 12 до 8 часов. Еще, к примеру, у нас было более 80 сварщиков, а осталось 10 — для выполнения поставленной задачи больше и не требовалось. Остальные сварщики были переведены на другие работы. Мы вычеркнули из своего лексикона такое понятие как «простой оборудования». В итоге все это сработало на общую эффективность инженерно-строительного бизнеса и отразилось на его финансовых показателях.

Богучанский алюминиевый завод – один из амбициозных проектов, реализованных ИСД

Откуда у вас этот подход — действовать не по «накатанной», а переосмысливать и перестраивать привычные процессы?

Это связано с желанием меняться самому и менять окружение, так, чтобы добиться максимальной эффективности. Речь не только про бизнес-потери, но, в первую очередь, про человеческий ресурс. За последние пять лет количество несчастных случаев на производствах, где участвует наш дивизион, сократилось в десятки раз. Почему? Потому что мы описали все процессы: как человек движется к рабочему месту, как он на нем работает, как сделать так, чтобы рабочий процесс был для человека полностью безопасным. Речь и о физической безопасности, и о психологической.

Инвестиции в кадры — инвестиции в успешное будущее

Красноярский участок ошиновки стал для ИСД «учебным полигоном» по развитию персонала. К чему дивизион пришел на данный момент?

Чтобы распространить лучшие практики в дивизионе работает система стажировок и ротаций. В течение последних двух лет на позиции руководителей филиалов и руководителей среднего звена назначаются финалисты программы «БС-250» (программа подготовки кадрового резерва РУСАЛа). Еще одна задача — постоянное развитие металлургических и строительных компетенций, необходимых для выполнения приоритетных задач ИСД.

Материалы по теме

Как электролизник вырос до генерального директора БоАЗа

Созданы три учебных центра — в Красноярске, Ачинске, Краснотурьинске. ИСД первым в РУСАЛе сформировал группу для обучения ключевых резервистов в магистратуре на кафедре «Металлургия цветных металлов» в Сибирском федеральном университете. Для повышения квалификации руководителей и специалистов строительных проектов ИСД организовано обучение по программе профессиональной переподготовки. И это лишь вершина айсберга: работа над кадровым потенциалом компании ведется в режиме нон-стоп..

Алексей Георгиевич, каким станет 2017 год для ИСД?

Учебные заведения — партнеры ИСД:

— Институт цветных металлов и материаловедения СФУ
— Политехнический институт СФУ
— Сибирский государственный аэрокосмический университет
— Красноярский индустриально-металлургический техникум
— Красноярский монтажный колледж
— Ачинский колледж отраслевых технологий и бизнеса
— Ачинский техникум нефти и газа
— Красноярский государственный аграрный университет (филиал в Ачинске)

На мой взгляд, еще рано подводить итоги, но по предварительным оценкам год довольно успешный — улучшилась производственная безопасность, а это один из основных наших приоритетов. Показатели производительности демонстрируют стабильный рост. Благодаря выстроенным коммуникациям с нашими клиентами растет качество работы. Удовлетворенность клиентов непрерывно увеличивается; мы реализуем все больше совместных проектов.

Своевременные внутренние организационные и эксплуатационные инвестиции позволяют компании экономить значительные средства и уйти от избыточных издержек. Это залог хорошего показателя выполнения годового плана. Развитие сотрудников — это постоянный приоритет: успешное будущее и долгосрочный рост компании невозможен без инвестиций в людей.

Один из проектов ИСД — газоочистная установка на заводе РУСАЛА в Каменск-Уральском. Запуск современной газоочистки позволил снизить выбросы пыли на 98%.

Что вы хотите успеть сделать в текущем году?

Прошло больше половины года — пока все идет по плану. Показатели производительности хорошие, внеплановые и аварийные простои снижаются, а время между ними значительно увеличивается. Мы успешно реализуем программу по увеличению жизненного цикла нашей главной «рабочей лошадки» — электролизера — до 2200 суток (72 месяцев). За четыре года этот показатель был увеличен на 551 сутки. Добиться этого удалось благодаря полному отказу от услуг подрядных организаций, работе с поставщиками над качеством применяемых при ремонте материалов, регламенту оценки качества и стандартов на все операции.

Если работа с подрядчиками строится на взаимном уважении, трудно ли при этом соблюсти бизнес-интерес, который у ИСД, безусловно, есть?

Взаимоуважение и бизнес-интерес — вещи не взаимоисключающие, как, возможно, полагают многие. С 2012 года мы ведем проект по развитию своих поставщиков, за пять лет в него была вовлечена 51 компания, а экономический эффект составил 58 млн долларов. Это разносторонняя работа, но главное в ней — переход на так называемую «тянущую систему». В отличие от «толкающей системы» она позволяет уходить от складов — это, как минимум, экономия средств на аренде складских помещений и персонале. Но главные плюсы в другом: необходимая продукция поставляется прямо на рабочее место; все, что не годно, тут же отправляется назад поставщику.

Материалы по теме

Однако, чтобы работать «без складов», нужно не только полное понимание логистики, но и надежные поставщики. С каждым из них была проведена работа и выявлены слабые места. Таким образом, перестраивая бизнес-процессы внутри компании, мы подтолкнули к положительным изменениям и наших бизнес-партнеров. Поделюсь еще одной цифрой: переход на «тянущую систему» напрямую отразился на расходах компании на закупку материалов. С 2012 года эта сумма, несмотря на инфляцию, не увеличивается и составляет 12 млрд руб.

Задачи — масштабнее, проекты — амбициознее

Первую продукцию дает Богучанский алюминиевый завод, ведутся подготовительные работы к достройке Тайшетского. Какова роль вашего дивизиона в этих проектах?

БоАЗ получился очень эффективным предприятием, все электролизеры дают металл высочайшего качества — А-85 и выше, команда предприятия — высококлассные специалисты. Производство отвечает самым современным международным экологическим требованиям. Одна из приоритетных задач сегодня — строительство Тайшетского алюминиевого завода, который станет самым современным и экологически чистым предприятием в мире. Эти проекты в числе знаковых по ряду причин. Во-первых, они позволили ИСД закрепить серьезные компетенции в области промышленного строительства. Во-вторых, освоить новые области и компетенции.

Что это за компетенции?

И БоАЗ, и Тайшетский алюминиевый завод — это градообразующие предприятия, поэтому на счету ИСД не только производственные, но и инфраструктурные объекты — жилье, школы, детские сады. Девять новых современных домов для сотрудников завода БоАЗ уже построены и заселены, квартиры оснащены всем необходимым для комфортного проживания: мебель, бытовая техника. В Тайшете закончено строительство четырех жилых домов на 225 квартир. В настоящее время идет их обустройство и комплектация. Чем шире становятся возможности дивизиона, тем больше компетенций мы замыкаем на себя. К примеру, в рамках существующего бизнеса развили участок ПРИМ — производителя конструкций из стали и алюминия. Ежегодно на нем производится от 11 до 13 тыс. тонн металла, что делает нас независимыми от поставщиков металлоконструкций, обеспечивает конкурентоспособность на рынке и гарантирует качество продукции.

Электролизное производство Богучанского алюминиевого завода

Одно из направлений работы дивизиона — разработка собственной спецтехники для заводов. Каких результатов удалось достичь?

Инжинирингово-строительным дивизионом РУСАЛа разработано 19 моделей машин 5-го класса экологичности для обработки электролизеров, получено 36 патентов. В планах на текущий год — разработать пять новых проектов машин, на 2018-й — четыре новых проекта машин.

Проект «РУСАЛ обрабатывающие машины» (ПРОМ) был и остается один из амбициозных проектов в рамках импортозамещения. До запуска проекта компания приобретала технику на международном рынке, была зависима от импортных запчастей, а для обслуживания техники привлекались зарубежные специалисты. Создание ПРОМ позволило полностью заменить импортную обрабатывающую технику, необходимую для процесса производства алюминия, в том числе, технику для обслуживания новых экологических электролизеров. Стоимость изготовления техники ПРОМ в сравнении с приобретением импортных аналогов на 39% дешевле. Экономия на техобслуживании — до 50%. С начала реализации проекта изготовлено 118 единиц спецтехники. Цель по техническому перевооружению дизельной обрабатывающей техники — 165 единиц к 2020 году — будет выполнена нами в 2018 году.

В планах РУСАЛа — строительство собственного глиноземного терминала в порту Ванино. Какие задачи предстоит решить ИСД в этом проекте?

Материалы по теме

Какие кадры нужны одному из крупнейших работодателей страны

Задача ИСД — построить в порту Ванино терминал, которых сможет принимать до 3 млн тонн глинозема в год. Но сделать это необходимо без давления на экологию — в соответствии со всеми международным требованиями. Для этого нужна вакуумная выгрузка из трюмов и суда определенного класса, для которых потребуется разработка водной акватории и строительство нового причала. Сейчас идет сбор необходимой документации, подготовка к разработке ТО. Берем на вооружение зарубежный опыт — группа специалистов ИСД побывала в Китае. Проект важный, реализовать его мы должны к концу 2019 года.

Справедливо говорить, что этот проект станет для ИСД и вас лично вызовом?

Уверен, что проблем с проектированием или строительством не возникнет, но свои коррективы может внести климат — холодный, влажный и ветреный. Станет ли этот проект вызовом? Не думаю. С каждым годом мы реализуем все больше разных задач — и с каждой из них справляемся. К вышеперечисленному можно добавить проект прошлого года — шламовое поле в Ачинске. Для ИСД это был один из первых крупных общественных проектов, в котором мы задействовали сразу несколько типов инженерных и строительных процессов, был выполнен большой объем работ и получен новый опыт управления строительством.

За последние пять лет мы серьезно выросли, собрав команду высококлассных специалистов, которые не только решают текущие задачи, но и генерируют новые проекты. ИСД серьезно оснащен, собственные мощности дивизиона были обновлены. Сегодня есть полная уверенность, что мы можем не только поддерживать уже достигнутые результаты заводов ОК РУСАЛ, но и обеспечить профессиональное выполнение масштабных проектов в будущем.

Наталья Мороз специально для интернет-газеты Newslab.ru

Ссылки по теме:

  • «Отключение КрАЗа не решит вопрос экологии в Красноярске»
  • Как нарастить экономические «мускулы» Красноярского края?

Источник https://bizliner.ru/biznes/aleksej-barancev-direktor-po-inzhiniringovo-stroitelnomu-biznesu/

Источник https://newslab.ru/article/785921

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *